6 мая 2013 г.

ОПТИМАЛЬНОЕ МИРОУСТРОЙСТВО – СОВОКУПНОСТЬ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ
Множество современных государств раздирается внутренними противоречиями. Требуют признания своих прав мусульманские общины в ряде европейских государств. Столкновения на религиозной почве происходят в Индии и во многих других государствах третьего мира. А во многих странах столкновения носят политический характер – пример «Оккупай Уолл-стрит». Не является исключением в этом отношении и Израиль.
Причиной этого можно считать то, что в государствах, первоначально сформированных на национальной основе, возникало одновременное существование групп населения, ориентированных на принципиально различные идеологические основы. В том числе и на религиозные – в тех случаях, когда само содержание религии требует подчинения государственного законодательства религиозным установкам. Именно такими религиями являются в том числе ортодоксальные версии ислама и иудаизма,а наиболее опасным является стремление нести жителям пребывающих в заблуждении государств истинную веру силой оружия – после приобретения Ираном атомного оружия, если это случится, возникнет реальная угроза самому существованию человеческой цивилизации. Но и внутригосударственные столкновения в национальных государствах подрывают в них нормальную жизнь.
Разумеется, это относится не только к религиозным установкам. Политические установки как ортодоксального коммунизма, так и фашизма в его нацистком варианте предполагали как обязательное подчинение соответствующей идеологии всего населения страны, так и распространение этой идеологии за её пределы, в том числе и путём военной интервенции. Ценой огромных жертв эти поползновения удалось подавить. Но место агрессивных политических установок заняли теперь также агрессивные установки религиозные. И необходимо найти общее решение, чтобы покончить с этим явлением раз и навсегда и дать возможность каждому человеку жить в государстве, наиболее соответствующем его личным убеждениям.
Основой такого решения может быть переход от системы национальных государств к системе государств идеологических.  Поскольку сегодня на одной территории существуют – и, как правило, противостоят друг другу – люди противоположных жизненных установок, такой подход  предполагает отказ от самого понятия Родины как некоторой территории, с которой у человека существует кровная связь. Понимаю, что само выдвижение такого тезиса означает отправиться в ад и плюнуть там в морду товарищу Сталину и всем иным бескомпромиссным борцам с безродным космополитизмом. И – что более актуально – преодолеть сопротивление множества профессиональных патриотов во всех уголках Земного шара. Но это необходимо сделать, если мы хотим, чтобы человечество нормально существовало. И даже вообще существовало.
Собственно говоря, концепция отказа от национальных государств далеко не нова. Ещё в «Коммунистическом манифесте» было сказано, что пролетарии отечества не имеют. Впоследствии коммунистическая идеология претерпела радикальные изменения, причём было отброшено и то, что было в ней правильным , в том числе отказ от национальных государств; вместо этого было провозглашено право наций на самоопределение, ставшее лозунгом и отнюдь не коммунистических идеологов, как президент США В.Вильсон. Это самое право на самоопределение стало причиной практически неразрешимых споров об историческом праве тех или иных наций на те или иные территории. Споров, сделавших неизбежной Вторую Мировую Войну и многие войны, последовавшие после неё. В том числе и те, которые вёл Израиль.
Этот печальный опыт подсказывает, что основывать государства на этническом происхождении поколений граждан, живших продолжительное время на данной территории,- т.н. «коренного населения» - в принципе недопустимо.  Однако в реальной практике это учитывается. Потому что существуют укоренившиеся национальные стереотипы поведения.  Именно это обстоятельство предопределяет национальную модель формирования государств. Или – точнее – национально-религиозную. Потому что национальные стереотипы поведения предполагают и приверженность той или иной религии (классическим примером этого является выбор православного вероисповедания для Древней Руси). Неприемлемым же такой подход является потому, что не только не учитывает, а даже подавляет проявляющееся у отдельных людей неприятие господствующих стереотипов поведения, в том числе основанных на религиозных установках, и стремление в результате жить иначе, чем другие.
Выход из этой ситуации напрашивается – формировать государства на основе реально сложившихся у большинства их граждан идеологических предпочтений. Тем же, кто такие предпочтения не разделяет, должен быть предоставлен выбор – подчиниться законодательству, основанному на предпочтениях большинства, не требуя для себя никаких особых привилегий, или перебраться в другое государство, более отвечающее их идеологическим предпочтениям. Если такого государства для относительно большого числа людей с близкими идеологическими предпочтениями нет, его следует создать.
Примеры реализации такого подхода в современной истории были. И более или менее успешные. Но эти ростки подавлялись навязыванием людям принципов объединения наций в сочетании с практической невозможностью перехода из одного национального государства в другое, основанное на отличающихся идеологических принципах. Такими были Германия и Вьетнам, а сейчас является Корея.
В самом деле, до 1961 г. в Германии существовала возможность свободного перехода из одного германского государства в другое, и много людей из ГДР перебиралось в ФРГ. Но большинство населения ГДР оставалось на месте и никуда не перебиралось, несмотря на существенные пороки называвшейся социализмом сталинской модели государства и общества. Тем не менее перемещение населения с Востока на Запад имело место и создавало неприятные ощущения руководству ГДР. Из этого положения было два выхода: закрыть границу и насильственным путём прекратить перемещение людей или же преобразовывать государственную систему, сохраняя те элементы, из-за которых большинство населения всё-таки предпочитало оставаться на месте, и устраняя те, из-за которых другие люди покидали ГДР. Был избран первый вариант – возведена Берлинская стена. В результате - поскольку у жителей ГДР больше не было выбора -  возобладало мнение, что там, за Стеной, безусловно лучше, и поэтому надо на ГДР распространить порядки ФРГ. Тем более что такому подходу способствовало стремление к единству всех немцев, подсознательно укоренившееся в немецком менталитете со времён Гитлера. Так произошло объединение Германии. Последствием  этого явилось то, что у очень многих жителей территории  бывшей ГДР ощущается неприятие капиталистических порядков ФРГ, и в результате там обладают значительной силой не только левые, но крайне правые, по существу неонацисткие политические движения. Что отравляет политический климат в ФРГ в целом и чревато весьма неприятными последствиями – вплоть до того, что начали проводить опросы, насколько вероятен в ФРГ нацисткий реванш. Ничего бы этого не было при сохранении двух германских государств на разных идеологических основах, с возможностью у каждого свободного выбора наиболее приемлемой для него идеологической модели.
Германская ситуация в определённой степени отражает общемировую. Невозможность  для многих перебраться в страну, социально-экономическая и политическая система которой в большей степени отражает мировоззрение данной категории людей, порождает серьёзные внутренние катаклизмы, которые в свою очередь вызывают желание у правящего истэблишмента многих стран перевести стрелки в сторону внешней угрозы. Для того, чтобы такое не происходило, и необходим переход от национально-религиозной основы государств к идеологической. Это означает в том числе замену в мировом масштабе права наций на самоопределение правом на самоопределение мировоззренческих групп граждан.
Исходя из этого, международное право должно отказаться от закрепления в качестве обязательных существующих комплексов прав и свобод, без всяких на то оснований объявленных «общечеловеческими», но на самом деле характерных только для либерально-буржуазного мировоззрения. Вместо этого необходимо предусмотреть обязанность каждого государства закрепить в каком-либо конституционном акте характер мировоззрения, являющегося основой законодательства этого государства, и установить право граждан данного государства принести присягу этому конституционному акту либо отказаться от принесения присяги и тем самым выйти из гражданства.
Закрепляемое мировоззрение может быть каким угодно, без каких-либо ограничений, в том числе сводящимся к ультраортодоксальному толкованию какой-либо религии, но принёсшие присягу такому мировоззрению вовсе не будут обязаны верить в его правильность; смысл присяги должен заключаться в обязанности принёсших её безоговорочно подчиняться законодательству, вытекающему из этого мировоззрения, и не претендовать при этом на признание государством правил, вытекающих из их собственного личного мировоззрения, отличного от провозглашённого государством. Верить при этом каждый гражданин сможет во всё угодно, в том числе придерживаться любой религии. И соблюдать её обряды – в тех пределах, в каких это не препятствует исполнению обязанностей, установленных законом.
Сам по себе принцип гражданской присяги не нов. В США, например, такую присягу должны приносить все эмигранты, получающие американское гражданство. Но нет никаких оснований не распространять подобное требование вообще на всех имеющих право на гражданство и достигших совершеннолетия. С чёткой формулировкой основного содержания мировоззрения, характерного для данного государства, и суровой ответственностью за нарушение присяги. При обязательном условии – реальной возможности отказа от присяги и переезда в другую страну, где господствует более подходящее данному человеку мировоззрение.
Такая возможность будет реальной если будут максимально облегчены условия адаптации в новой стране. В том числе представляется целесообразным ввести обязательное изучение в школах всех стран одного языка международного общения (скорее всего это должен быть английский язык) и осуществление всей деятельности в государственных организациях на языке международного общения, а не на национальном языке (с поощрением использования национального языка для частного и культурного общения и обеспечением возможности перевода с языка международного общения для всех, этот язык не знающих).
Прежде всего, однако, возможность переезда в другую страну станет реальной только если государство нынешнего проживания будет, во-первых, предоставлять всем желающим возможность покинуть его и, во-вторых, не будет препятствовать другим государствам распространять информацию об условиях проживания в них. Международное право должно предусматривать, что государства, не соблюдающие эти условия, должны лишаться своего суверенитета и подвергаться военной оккупации вплоть до прочного установления политического режима, эти условия соблюдающего. Тем более такие меры должны применяться к государствам, стремящимся силой подавить какие-либо государства с иным мировоззрением.
В современных условиях такие меры следует принять к Ирану и КНДР. А государством, наиболее способным такие меры принимать, по совокупности своих возможностей и своего мировоззрения, является КНР. Исходя из этого, во имя обеспечения своей безопасности Израиль может провозгласить вышеуказанные принципы и обратиться к китайскому руководству с призывом также принять их и отдать приказ своим вооружённым силам приступить к действию – имея в виду, что в заискивании перед Ираном ввиду нужды в его нефти после захвата иранских месторождений больше не будет необходимости. А в более общем плане Израиль, приняв предложенную мною Декларацию о современном еврейском мировоззрении как основе законодательства, сделает первый шаг в переходе всей планеты к описанному здесь оптимальному мироустройству. Впрочем, евреям не привыкать быть пионерами везде и во всём, а функция Израиля быть маяком для всего мира получает всё большее признание – недавно об этом сказал министр обороны США Ч.Хейгел.
 Несомненно, что переход к оптимальному мироустройству приведёт к постепенному принятию еврейского мировоззрения рядом государств и соответствующему расширению пределов Израиля. Но полной «евреизации» мира в обозримом будущем всё же не произойдёт – именно в силу резкого увеличения уровня плюрализма, обеспечиваемого предлагаемым мироустройством. Получат право на существование и государство Иудея, основывающееся на безусловном соблюдении принципов Торы, и общества, базирующиеся на идеологии анархизма и отказывающиеся называть себя государствами (хотя на самом деле всё же являющиеся таковыми в окружении мира узаконенного государственного насилия), и абсолютные монархии (привлекательность идеи которых всё больше возрастает – см. В.Звягинцев), и военные диктатуры. Лишь бы соблюдались вышеописанные ограничения.
В дальнейшем необходимо будет разработать правила перераспределения территории Земли между государствами, в том числе формирования новых государств на основе распространения тех или иных идеологий. Следует установить механизм приёма государствами не просто беженцев, а лиц, отказывающихся от идеологии государства нынешнего пребывания – возможно, выделить находящуюся под международным управлением территорию для временного пребывания таких лиц пока ни одно государство не соглашается их принять. И, несомненно, возникнет масса иных вопросов, требующих решения. Но, не дожидаясь решения этих вопросов, переходить к установлению оптимального мироустройства на базе существующих государств необходимо уже сейчас. Иначе мировые проблемы будет решать всё труднее и труднее.
   Д-р Евгений Белиловский
* Позиция ассоциации ХИДУШ может не совпадать с мнением автора.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Оставьте комментарий